19:41 

В землях Качальщиков

скрывается
Автор: скрывается
Фэндом: оридж
Рейтинг: PG-13
Жанры: слеш, отчасти постапокалиптика, местам юмор
Предупреждения: мат, может еще что до кучи
Статус: в процессе
Описание: мертвая, сухая Пустыня и подвывающий от смеха перепуганный до усрачки долбодятел, отбившийся от стада.
Ебать мою жизнь.
Примечания автора: ээм, ок. Когда-то давно, лет так семь назад была у меня любимая книга - Проснувшийся демон, Виталия Сертакова
Отношение это к делу имеет постольку поскольку, но качальщики взяты именно оттуда. Фандома я так и не нашел, так что мое дело предупредить
Возможно, каким-то боком относится к нашей с феем Пустоши, но тут я не очень уверен ибо поэта часто посещало вдохновение, других посетителей в палату не пускали. (с)
все сказал, все доволен.
Посвящается фею и моему творческому запою

Старый учитель говорил, что только люди могут причинять себе вред. Именно сейчас склонен с ним согласиться. Горло неудержимо дерет, рвет кашлем и со страшным звуком я выплевываю на землю и носки кед сгусток черной жижи, зловонной и странно шевелящейся.
Прикрыть глаза, утереть рот и напомнить себе, что это всего лишь иллюзия - с каждым разом становится все труднее. Горло кажется уже разодрано в лохмотья, а вместо черной субстанции я наверняка давно усеял свой путь сгустками крови.
Дерьмо.
Дерьмо, когда твой организм играет по чужим правилам и сбивает тебя с толку, только потому что ты недостаточно уверен в себе или просто рассеян. Осязание, обоняние, зрение, слух, все это может подвести в любой момент, стоит зазеваться и вот ты уже стоишь где-то на краю пропасти и готов шагнуть в краткую невесомость.
Назло неизвестно чему растер малоприятный комок черного говна носком и тяжело двинулся дальше, даже не думая сверяться с картой. Смысл, если зрение уже успело меня наебать шагов триста тому назад.
Слушать голоса в голове тоже не выход. Чаще всего именно они и заставят тебя шагнуть с обрыва, воткнуть палку в глаз или проглотить несъедобное что-то. Даже твоя голова теперь не твой друг, а заподлистый враг и ушлый манипулятор.
Когда-то я смеялся над этим. Нам, юным зеленым дебилам, было смешно оттого, что какой-то мужик запросто мог перерезать себе горло походным ножом или сделать трепанацию палкой от палатки. Ну смешно же, правда? Экспедиция, профессионалы, куча навороченной техники и такое глупое самоубийство. Смеялись, конечно, до первых розг. Жопы и смеялки болели страшно.
Прикрываю глаза и пру вперед на одном упрямстве, мышечная память здесь куда важнее, инстинкты и машинальное запоминание, вот что спасет вам жизнь в землях Качальщиков.
Это было вторым, над чем мы смеялись, только уже осторожнее, сидели-то попеременно то на одной половинке жопы, то на другой.
То, что мы делаем машинально, не осознавая, просто на автомате, именно оно способно сберечь время, жизнь, а иногда и не только твою. Если, конечно, ты не осторожный одиночка-невротик.
Я не знаю, к кому себя причислить. Старый учитель говорил, что я просто пушечное мясо, и мне предстоит повиснуть на макушке старой ели первым, потому что я слишком рассеян, никогда никого не слушаю и вообще таких в детстве душили подушкой.
Очень приятно, нечего сказать, да и любовь с учителем у нас была взаимная.
Наверно как раз поэтому я очнулся среди Пустыни в кедах на босу ногу, расстегнутых джинсах и чужой толстовке. Готовый позорно расскулиться и наложить кирпичи вокруг себя ровной кладкой. Неминуемое тягостное ощущение конца сжало очко до микроскопических размеров, аж больно стало. Зато кирпичи не полезут, да. Знаете, ржать сквозь прорывающийся икающий вой сложновато. Но, я взглянул на себя со стороны, пока еще мог и понял, что в жизни ничего более дурацкого не видел.
Мертвая, сухая Пустыня и подвывающий от смеха перепуганный до усрачки долбодятел, отбившийся от стада.
Ебать мою жизнь.
Перестав культивировать в себе истерику, я тогда принялся осознавать себя в пространстве, спешно застегивая джинсы. Ночь была холодной и хозяйство зябко скукожилось от неласкового ветерка. Толстовка была отчаянно велика на дохрена размеров. Наладонник высветил на ней потрепанный жизнью и стирками знак Бэтмена. Жан мне бошку оторвет, зуб даю. И неважно, дохлый я буду или живой, за это тряпье он выложил не одну сотню баксов, комиксовый задрот. Но, надо отдать должное, в ней было тепло, капюшон оказался восхитительно глубоким, а рукавами можно было поиграть в дурку, если б я мог завязать их на спине.
Местность была ускользающе знакома, что-то такое вполне узнаваемое, но не гребанной ночью. Этот факт заставляет скулить громче и ежиться сильнее, кутаясь в толстовку. Понятное дело, стоять и дальше столбиком не выход и мне пришлось сдвинуться с места.
Тогда-то ебаные чудеса и начались.

@темы: писанина

URL
   

опушка без снега

главная